Домой Интересное Наша душа — не общественная баня. Пускать туда всех подряд не надо

Наша душа — не общественная баня. Пускать туда всех подряд не надо

242

Напомню о важном. Наша душа — не постоялый двор. Открывать ее всем не надо.

https://i.sunhome.ru/religion/13/zhelaniya-i-strahi-ih-suschnostnaya-rol-na-duhovnom-puti.415.orig.jpg

Наша душа — это наш дом. И не надо пускать в свой дом всех подряд, даже из самых добрых побуждений. Не надо, чтобы другие узнавали все подробности нашей жизни и наших переживаний. Все же наша душа — не общественная баня, где каждый может помыться и белье постирать. И рассмотреть нашу наготу и наше белье.

У одной женщины отключили воду; трубы меняли в доме. А у нее двое маленьких детей было — трудное положение! Муж решил пожить у друга. Или у своей мамы, с которой у этой женщины был конфликт. Не знаю точно, где этот муж жил, в общем, он сбежал. Ему же на работу надо, а воды нет. И бывшая одноклассница Наташа эту женщину пригласила к себе пожить, вошла в положение, она добрая была. И месяц терпела в своей однокомнатной квартире двух детишек и подругу, готовила, продукты покупала, за детьми смотрела, стирала… В молодости все как-то легче переносишь и помогаешь охотнее.

А потом трубы починили, и эта женщина с детьми вернулась домой. И муж к ней откуда-то вернулся, раз воду дали. Эта женщина взяла и всем рассказала всю подноготную подруги. Вообще все рассказала: и неряха Наташа, и вещи разбрасывает, и белье нечистое, и готовит плохо, и ест много, и вообще — дура. Все привычки и слабости подметила и рассказала, да ещё от себя добавила небылиц. Это некрасивая история, и Наташа горько плакала потом.

Или вот поэт Клюев приехал из деревни и остановился у Есенина. Есенин и сам жил в комнатке у Гали Бениславской, очень тесно и бедно. Но как не пустить собрата-поэта, который хочет пожить в Москве? Вот и приютили Клюева радушно; кормили, поили, новые сапоги подарили. А Клюев сапоги взял с удовольствием, ел, пил, нахваливал, ещё много подарков увёз, а потом такое понаписал про хозяев, что читать стыдно и тошно. Позавидовал; наблюдал, примечал, навыдумывал грязных подробностей, да и издал воспоминания. Отблагодарил.

И вот так пустишь человека в дом или в душу, а он потом все расскажет и наврет с три короба. Просто потому, что что-то видел, слышал, знает. И про свою личную горькую жизнь ему нечего рассказывать, а про других — с превеликим удовольствием. С критикой и насмешкой.

И бывает жаль человека, конечно. И хочется помочь. Но не всегда надо пускать в свой дом и в свою ванну, вот что я думаю. Лучше воды натаскать ему на пятый этаж, а к себе не пускать. Хотя это жестоко, наверное, но у каждого есть свой дом и своя душа. И надо быть внимательнее к тем, кого зовешь к себе пожить, к тем, кто с завистью рассматривает наши вещи, подслушивает разговоры, трогает белье в шкафу, моется в нашей ванной. Все же надо быть внимательнее. Аккуратнее. И не всех пускать в свой дом, в свою душу и в свою жизнь.

Анна Кирьянова

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.