Трогательная история

1888

Последняя просьба жены перед разводом навсегда изменила его жизнь. «Я вернулся домой к ужину, который приготовила моя жена. Мне предстоял нелегкий разговор с ней, который я начал с фразы «Мне нужно кое-что тебе сказать». Она ничего не ответила и начала ужинать. Уже не первый раз я заметил боль в ее глазах…

Но мне все же нужно было начать, и я выпалил, что хочу развод. Она не выглядела рассерженной или удивленной, только лишь тихо задала короткий вопрос… «Почему?» Но я избегал этого вопроса, что очень разозлило её. Жена начала бросать предметы и закатила истерику. «Ты не мужчина!» — бросила она мне.

В тот вечер мы больше не разговаривали. Я пошел в спальню и лег спать, но слышал, как плачет жена. По правде сказать, я не был намерен устраивать разборки, почему рухнул наш брак. А ведь ее волновал именно этот вопрос. Что я мог ответить? Что не люблю ее уже давно, а только жалею? И что сердце мое принадлежит отныне Джейн?

Утром я подписал документы на развод и на раздел имущества. Я отдал жене дом, машину и тридцать процентов акций моей компании. Но она лишь усмехнулась и разорвала документы, сказав, что ей ничего не нужно от меня. Затем она снова начала плакать. Мне было жаль потраченных ею десяти лет, и нашего брака мне тоже было жаль, но ее реакция, ее истерики и злость укрепили меня в желании развестись. Я больше не видел в этой женщине того, что когда-то любил и что когда-то держало меня рядом с ней.

Вечером я вернулся очень поздно. Не ужиная, я пошел в спальню и лег. Жена сидела за столом и что-то писала. Я быстро провалился в сон, а когда проснулся среди ночи – жена все еще писала, сидя за письменным столом. Мне было все равно, что она делает, я больше не ощущал с ней родства.

Утром она сообщила мне, что написала свои условия развода. Все, что ей было нужно, – это попытаться сохранить добрые отношения настолько, насколько нас хватит. Ее аргумент был очень убедительным: через месяц у нашего сына были экзамены в школе, и она считала, что не стоит будоражить его нервную систему такими скверными новостями, а нужно постараться поддерживать нормальные отношения, пока он не разберется с экзаменами. Я согласился, так как был вынужден признать, что это правильное решение. Второе требование жены показалось мне глупым – все, что она хотела, это чтобы целый месяц каждое утро я выносил ее из спальни на руках и нес до крыльца, в память о том, как после нашей свадьбы я принес ее в дом.

Я не стал спорить, хотя бы потому, что это все равно ничего бы для меня не значило. Но когда я рассказал на работе об этой просьбе Джейн, она саркастически расхохоталась и сказала, что это жалкие попытки моей жены манипулировать мной с целью вернуть меня в семью. Я лишь пожал плечами, мне было все равно, и я был уверен, что это невозможно.

Чтобы прочитать статью дальше, перейдите на следующую страницу, нажав ее номер ниже.

Загрузка...

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ