История, как стать миллиардером от жизнерадостного серфера Николаса Вудмана с состоянием в $4,8 млрд

185

Эту историю точно стоит прочитать!

История, как стать миллиардером от жизнерадостного серфера Николаса Вудмана с состоянием в $4,8 млрд

Камеры GoPro стали нарицательным названием для экстрим-камер, как джип для внедорожников, а ксерокс для копиров. Каждые две с небольшим минуты в YouTube появляется новое видео, снятое с помощью GoPro, подсчитал INC. А начиналась вся история с постеров из журнала, краха доткома и жены, оказавшейся еще большим экстремалом, чем муж.

1. Черный берег

Николас Вудман родился 24 июня 1975 г. в округе Санта-Клара в Калифорнии. С детства он не сомневается, что заведет собственный бизнес. «Я вырос на историях о том, как люди начинали свой бизнес и преуспевали», – цитирует его WSJ. Отец Ника, Дин Вудман, – сооснователь инвестбанка Robertson Stephens, а отчим Ирвин Федерман – управляющий партнер U.S. Venture Partners.

В 8 лет Ник решает стать серфером, пишет Triton, журнал университета UCSD, который окончил Ник. Он заходит домой к другу Брайену, семья которого владела домом на Гавайях. Все стены спальни оклеены постерами из журнала Surfer: пальмы, красивые загорелые серферы, огромные волны… «Я и не знал, что такой мир существует», – поражается Вудман и решает жить именно так, как на картинке. В 1987 г. мама дарит 13-летнему Нику на день рождения его первую доску для серфинга. Его одноклассник Крис Кларс вспоминал в эфире CNBC, как они устроились на летнюю подработку и Ник, чтобы не кататься одному, убедил его каждый день вставать в пять утра и идти серфить перед работой. Даже институт Вудман выбирает поближе к океану – Калифорнийский университет в Сан-Диего (UCSD). 10 минут езды на машине от университета – и ты на легендарном пляже Black Beach, одном из лучших мест для серфинга на планете. Вот только в UCSD его не принимают. А в UC Berkeley он поступает, жаль только, что этот университет куда дальше от океана. На всякий случай Вудман подает апелляцию, и, к его удивлению, его все-таки зачисляют в UCSD. Так он получает один из важных уроков – никогда не сдавайся на пути к мечте. Он селится в ближайшем к океану кампусе и попадает в рай – тусовку таких же сумасшедших серферов, как сам. Идя по стопам отца и отчима, в перерывах между катаниями Вудман изучает в UCSD экономику. Но через год понимает, что куда больше финансов его привлекают изобразительное искусство, писательское дело и актерское мастерство. И меняет специализацию. В какой-то момент он решает стать разработчиком видеоигр и записывается на курсы программирования. Но быстро решает, что усердная учеба мешает серфингу, пишет Triton. А зачем ему такая учеба? Тут ему в голову приходит идея. Так ли надо быть инженером, чтобы разрабатывать продукты? «Все, что нужно, – уметь общаться с инженерами. Так что я стал развивать способности придумывать идеи», – вспоминает Вудман. Вуз он оканчивает в 97 г. с дипломом специалиста в области изобразительных искусств. Особенно ему нравятся скульптуры. Порой он тратит всю ночь, чтобы соорудить на университетской лужайке какую-нибудь инсталляцию, а ранним утром следит за реакцией на нее однокурсников и преподавателей. Способность скрупулезно работать у него в крови. Еще в детстве он тщательно делал планеры, которые, как правило, после первого же полета разбивались вдрызг. Он не отчаивался и принимался за новую модель с учетом прошлых ошибок.

Читайте также: 10 мощнейших уроков процветания от Наполеона Хилла

2. Крах

После университета Вудман с друзьями снимает дом в Ла-Джолла-Шорс-Драйве (Калифорния) с бассейном, который молодежь использует для катания на скейтах. Вудман селится в гараже вместе со своей коллекцией из барабанов, гитар и трех сноубордов, вспоминает его будущая жена Джилл, с которой они знакомятся в 99 г. на занятиях по искусству. «Ник всегда балансировал на краю, обожал пробовать новое и рисковать, – говорит его тогдашний сосед Джастин Вилкенфелд. – Он с дикой скоростью съезжал с горки на скейте и способен был без всякой подготовки спрыгнуть со скалы с парашютом-крылом».

22-ти двухлетний Вудман в 97г. дает себе клятву, что к 30 у него будет собственная успешная компания. Еще в институте он зарабатывал, продавая футболки с символикой серферам из своего клуба. А в 24 года он запускает первый проект: сайт онлайн-игр и общения Funbug, где подростки могут выиграть реальные деньги, пишет Forbes. «Сайт выстрелил бы сейчас, в эпоху соцсетей», – вспоминает Вудман. Он привлекает внешние инвестиции и считает, что жизнь удалась. Но лопается пузырь доткома – и Funbug разоряется, деньги инвесторов превращаются в пыль. WSJ пишет, что у Вудмана никогда не было проблем с поиском инвесторов благодаря связям отца и отчима. Возможно, они помогали ему и в тот раз. Так что, потеряв компанию, Вудман клянется, что никогда больше не станет брать чужие деньги. «Я продал компанию за бесценок И захотел в следующий раз сделать что-то маленькое, прибыльное с самого начала», – рассказывает он на страницах Business Insider. А пока с горя в 2002 г. он с другом и Джилл уезжает на пять месяцев кататься на серфах в Австралию. «Бесценок», за который он продал стартап, – это, по данным журнала INC, около $20 000. Правда, до этого инвесторы вложили в развитие проекта $3,9 млн.

3. Фотоаппарат за бортом!

«Идея портативной камеры, которую можно закреплять, скажем, на голове, родилась у меня еще в конце 1990-х. Но серьезно обдумывать ее я принялся в 2002 г. в Австралии. Мы жили в фургоне Toyota, проделали 5000 миль, катались на восточном, южном и западном побережье. Большую часть времени я проводил в воде Я снимал фото – в то время даже не было YouTube! – с берега. Но на таком расстоянии было не разобрать, как катаются друзья. Лучшие моменты оставались только в памяти. Я бы убил за любую GoPro во время той поездки», – вспоминает Вудман. В те годы было мало оборудования для съемки на воде. Серферы обычно покупали самые дешевые камеры, упаковывали в водонепроницаемый бокс и как-то приматывали их к себе или доске. Часто поток поворачивал объектив в любую сторону, кроме нужной, вода проникала внутрь и портила пленку или просто смывала фотоаппарат за борт. Идея Вудмана была проста – придумать удобный и надежный ремешок на запястье. Поднял руку, сделал фото – и спокойно едешь дальше.

После Австралии Ник и Джилл перебираются кататься на Бали, Ментавайские острова, Суматру и Яву. «Благодаря Джилл мы забрались дальше, чем я бы осмелился сам. Любой серфер счастлив, если его девушка экстремальнее его! – цитирует Вудмана ресурс Malakye. – Однажды на Бали Джилл приходит в безумно крутом поясе из бусин ракушек. Хардкор тоже может быть модным! Зная о местной дешевизне, я спросил, насколько мало она заплатила за все это. Потом подобрал челюсть с пола – и мы заказали мастеру еще 600 комплектов. Через два месяца заказ был готов, а я как раз сломал последнюю доску». Пара возвращается в США и колесит в вудманском фургоне Volkswagen Westfalia 1974 года выпуска по Калифорнии, продавая пояса. В розницу они стоили на Бали $2,5 за штуку, оптом мастер согласился на $1,9, пишет Business Insider. Американцы отваливают за них до $60. Чтобы сэкономить, Вудман селится у отца в Сосалито (Калифорния) и в конце 2002 г. запускает новый проект – Woodman Labs. Название GoPro (можно перевести как «выходи на профессиональный уровень») было придумано позже, официально компания переименована в феврале 2014 г. Первоначально идея была такая: продавать серферам удобное крепление для камеры на руку. Инвестиции – $30 000 своих сбережений и доходов от продажи поясов, дважды по $100 000 от отца и $35 000 от матери. Она же дает в бессрочное пользование швейную машинку. Позже Вудман щедро делится с родней успехом.

Читайте продолжение на следующей странице, нажав ее номер ниже.

Загрузка...

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ